Электромонтажный бизнес, на

Возможно, электромонтажные работы скучнейшее дело на свете. Но только не для отцов-основателей компании "Формула качества" Николая Морозова и Федора Татарова. Николай ведает вопросами экономики и развития электромонтажного бизнеса. Федор руководит технической стороной дела. Занимаясь проводами и силовыми щитами, эти молодые люди хлебнули такой романтики и стали героями таких сюжетов, что, по словам Николая, "просто забыли, что значит скучать, однако уяснили очень скучную истину: главное — это опыт и прозрачность бизнеса". Цена нашего опыта — то, что мы потеряли по неопытности, около $100 тысяч, конкретизирует Федор. А ради того, чтобы стать "прозрачными", мы долгое время жили на $200 в месяц. Чуть не стали прозрачными в прямом смысле этого слова. Как развивался их электромонтажный бизнес — читайте в статье.

Возможно, электромонтажные работы скучнейшее дело на свете. Но только не для отцов-основателей компании "Формула качества" Николая Морозова и Федора Татарова. Николай ведает вопросами экономики и развития электромонтажного бизнеса. Федор руководит технической стороной дела. Занимаясь проводами и силовыми щитами, эти молодые люди хлебнули такой романтики и стали героями таких сюжетов, что, по словам Николая, "просто забыли, что значит скучать, однако уяснили очень скучную истину: главное — это опыт и прозрачность бизнеса".

Цена нашего опыта — то, что мы потеряли по неопытности, около $100 тысяч, конкретизирует Федор. А ради того, чтобы стать "прозрачными", мы долгое время жили на $200 в месяц. Чуть не стали прозрачными в прямом смысле этого слова.

Начнем с Николая Морозова. Он проделал долгий и, прямо скажем, извилистый путь, прежде чем стать у руля электромонтажной компании. Если кому-то предстоит общение с электромонтажником, то пусть этот кто-то знает: возможно, ему придется общаться с разносторонне образованной личностью, имеющей впечатляющий жизненный опыт.

Родился Николай в Северодвинске в семье подводников. Папа плавал на субмаринах, а мама работала на заводе, где их строили. В начале 1990-х семья переехала в Молдавию, там и застала развал Союза.

Николай окончил среднюю школу и поступил в Кишиневский государственный университет на факультет философии и психологии.

В группе учились 24 девочки и один мальчик — я, вспоминает Николай.

Но ни учеба, ни дефицит мальчиков на факультете не освобождали Николая от необходимости зарабатывать на жизнь.

Семья у нас была небогатая, говорит Николай. Так что, начиная со второго курса, параллельно с учебой я стал где-то как-то подрабатывать.

Сначала будущий руководитель "Формулы качества" возил из соседней Румынии мобильные телефоны, на чем, по его словам, можно было заработать около $80 за выходные.

Это была чистой воды контрабанда, говорит он, как бы извиняясь.

Потом Николай с товарищами занялся табачным бизнесом: начал перевозить из Молдавии на Украину сигареты. На табаке зарабатывал уже по $200 в неделю. Причем, поначалу "партизанские" поставки сигарет на Украину контрабандой не считались. Но по мере ужесточения пограничного режима этот бизнес все-таки приобрел статус контрабанды. И тогда, по словам Николая, ему ничего не оставалось, кроме как торговать едой на рынке.

Я сам готовил по 80-100 порций мяса с картошкой в день, с гордостью отмечает Николай. Это дело у меня покупали торговцы. Кстати, хвалили. Друзья по университету посмеивались, но тогда у меня просто не было выбора.

А когда пришло время оканчивать университет, оказалось, что все предложенные темы для диплома расхватали девчонки.

Я посоветовался с преподавателем, осмотрелся, рассказывает Николай. И в конце концов решил писать про импотенцию у мужчин среднего возраста. Отличником я никогда не был. Скорее, наоборот. Но диплом удался на славу. Тема животрепещущая, а литературы по ней практически не было. Так что на мою защиту собралась вся кафедра. Сокурсники и сокурсницы выступали минут по десять, а меня слушали больше получаса, да еще провожали аплодисментами.

Когда аплодисменты стихли, Николай устроился психологом в наркологический диспансер работать с наркоманами.

Но психологом я был недолго, продолжает Николай. Быстро понял, что это не мое, и уволился. И после этого решил: чтобы нормально зарабатывать, мне нужно получить экономическое образование.

И поступил на экономику и право в Кишиневскую академию экономических наук.

А после окончания понял, что у меня есть только один способ нормально зарабатывать: нужно возвращаться в Россию.

Родина встретила "героя" не слишком дружелюбно. Николай приехал в Санкт-Петербург и смог устроиться только грузчиком на продуктовую базу. Нормально зарабатывать там не получалось, зато пришлось ненормально поработать: бригада из пяти человек, включая Николая, перетаскивала по 250 тонн за 12-часовую смену.

А вскоре мне позвонил двоюродный брат и позвал в Москву. Сказал, что есть какая-то ниша.

Братом оказался никто иной, как Федор Татаров. Ему тоже пришлось возвращаться на родину из Молдавии, но он это сделал раньше Николая.

Я закончил в Кишиневе автодорожный колледж, рассказывает Федор. Потом поступил на заочное отделение в транспортную академию. Сразу же после поступления уехал в Москву и стал типичным строителем-гастарбайтером. Несколько лет совмещал работу в Москве с учебой в Молдавии.

Помню, вначале жить в Москве было очень непросто: тяжелая работа на стройках, проблемы с регистрацией, милиция и т. д. Но я с самого начала решил, что обязательно попытаюсь открыть свое дело. Быть всю жизнь гастарбайтером мне не улыбалось.

С самого начала Федор приглядывался: каким именно бизнесом займется его будущая фирма? Через два года работы на стройке он решил, что это будут электромонтажные работы: рентабельность довольно высокая, спрос растет постоянно, специалисты требуются на каждом шагу и на стройках, и в уже построенных домах, и на предприятиях, и т. д.

Я окончил курсы электромонтажников. Потом, как следует, поработал мастером, поднабрался опыта. И позвонил брату в Питер: хватит горбатиться на кого-то, давай делать свою фирму.

Горбатиться для грузчика это не метафора, смеется Николай. Я тут же собрался и приехал.

Когда ехал в Москву с $10 в кармане и думал о собственной фирме, рассказывает Николай, мне представлялось, что я буду сидеть в кабинете, а ко мне выстроится очередь из желающих дать денег. А когда приехал, снова пришлось горбатиться. Причем в качестве подсобного рабочего, потому что мастером был Федор.

Когда мы организовывали фирму, оказалось, что нам катастрофически не хватает ни образования, ни тем более опыта, поясняет Федор.

Компанию-то мы, конечно, зарегистрировали, продолжает Николай. Но не нашли себе толкового бухгалтера. Думаю, не стоит объяснять, что такое бизнес без бухгалтера. Кроме того, мы не создали механизма обработки заказов, абсолютно не позаботились о том, чтобы заказы к нам поступали систематически. А как мы поначалу вели дела, это вообще кошмар: то как-то не так договоримся, то что-то не так посчитаем, то что-то не так организуем, то не тех людей привлечем.

О, насчет людей! Однажды мы обратились в кадровое агентство и попросили подобрать нам несколько специалистов. Сначала речь шла о десяти, потом о пяти, в конце концов нам нашли только трех. Но, как нас заверили, это специалисты высокой квалификации, отличные электромонтажники. Хорошо, отправили их на объект — нужно было сделать проводку в частной квартире. Через два дня приходим на этот объект — там никого. Как выяснилось, эти "специалисты" умудрились просверлить потолок насквозь, ну и ретировались в неизвестном направлении, чтобы избежать последствий.

Расплачиваться, естественно, пришлось нам.

Одним словом, кошмар! Ко всему прочему, у братьев не было лицензии, а заниматься электромонтажными работами без лицензии нельзя. Так что работать они могли только на свой страх и риск или через другие компании, имеющие все необходимые разрешения.

Как же вы выжили? Мы-то, как видите, выжили, говорит Николай, а вот наша фирма не дожила до своего первого годового отчета. Нам пришлось ее продать.

На самом деле, мы были слишком смелыми: приезжие, неопытные, без гражданства (гражданство мы как рожденные на территории РФ и имеющие в РФ родственников получили позже), без серьезных связей, без поддержки — и рвемся на рынок, где крутятся большие деньги. К сожалению, понимание того, что фирма в таких условиях была просто обречена на что-то нехорошее, пришло только после провала.

Сын ошибок трудных

Однако то, что братья продали свою компанию, отнюдь не означало, что они распрощались с идеей построить собственный электромонтажный бизнес. Николай и Федор снова пошли горбатиться "на дядю", но, как они хором утверждают, исключительно для того, чтобы научиться вести дела самостоятельно.

Работа "на дядю" заключалось в следующем: братья находили фирмы, которые имели необходимые лицензии, но сами электромонтажными работами по каким-то причинам не занимались или занимались мало. Эти компании отдавали на откуп Николаю и Федору только определенное количество работ. Но при этом рекламировать тот факт, что компания качественно и в срок проводит эти работы, братьям приходилось за свой счет.

Обучение премудростям электромонтажного бизнеса происходило в боевых условиях, говорит Николай. И практически за каждый урок нам приходилось платить. Причем наличными.

Например, очень известному деятелю отечественного шоу-бизнеса потребовалось провести электромонтажные работы в большом загородном доме.

Заказ на несколько тысяч долларов, и упускать его было нельзя.

В то время, а это 2003-2004 годы, Николай с Федором зарабатывали только по $400-500 в месяц.

Тем более заказчик ведет себя по-деловому, ставит конкретные задачи, и условие, что работы будут оплачиваться по факту их выполнения, никаких подозрений не вызывает. Даже кажется вполне разумным. Стоит ли рассказывать дальше? Можно добавить только, что неоплата сопровождалась угрозами физической расправы. А начинающие бизнесмены при этом не получили около $8 тысяч.

Разве раньше вам не приходилось сталкиваться с подобными вещами? Различного рода "кидалова", конечно же, было много. Но в случае с шоуменом нам и в голову не могло прийти, что столь известный и явно небедный человек будет вести себя подобным образом из-за нескольких тысяч долларов.

Но случались и более приятные "уроки".

Например, после выполнения заказа от компании, поставщика бамбука, которой нужно было электрифицировать офис и производственное помещение, братья пришли к выводу, что, наконец, созрели для собственного электромонтажного бизнеса.

Генеральный директор бамбуковой компании — хороший человек, говорит Николай. Во-первых, он вовремя перечислил все деньги. Во-вторых, он практически открыл нам глаза.

То есть? Начиная с того, что с заказчиком необязательно встречаться в офисе, а можно и в ресторане, и заканчивая рекомендациями, как лучше открыть фирму, как это дешевле сделать, как лучше вести бухгалтерию и всю юридическую часть, как нанимать персонал и т. д. В общем, объяснил многое, чего нам так не хватало, когда мы мучились с первой фирмой. Теперь пришло время второй раз открывать свою электромонтажную фирму.

В марте 2005 года Морозов и Татаров зарегистрировали компанию с хвастливым названием "Формула качества".

Сначала это была "бумажная" фирма, говорит Федор. В том смысле, что какое-то время мы продолжали работать через другие компании.

Ведь лицензии у нас так и не было… — Ох уж эта лицензия!- перебивает Николай.- Все, что зарабатывали, мы откладывали на нее. Питались так, чтобы не умереть с голоду.

А сколько стоит лицензия на электромонтажные работы? Мы получили две лицензии: на строительство и на проектирование, рассказывает Федор. Госпошлина за обе лицензии составила что-то около 60 тысяч руб. Голодать мы, конечно, не голодали, но в то время для нас это были деньги.

Однако сложность получения лицензий заключалась не только и не столько в деньгах, сколько в том, что для их получения в компании должно было работать определенное количество дипломированных строителей и проектировщиков. Братьям пришлось копить не только деньги, но и специалистов, набирая их среди знакомых по различным прошлым местам работы. С тем и с другим братья справились месяца за два.

Всего в "Формулу качества" устроилось 15 специалистов, говорит Федор. Но потом началась текучка. И в среднем у нас работало пять-десять человек.

Первое время оборот электромонтажной компании составлял приблизительно 200 тыс. руб. в месяц. При этом около 70% из них уходило на содержание фирмы, включая налоги, зарплаты, расходы на инструмент, транспорт, рекламу и т. д.

Как только компания получила лицензию, сразу взяла курс на офисы и магазины и постепенно стала отходить от заказов на работы в частных квартирах.

Ведь частник сначала захочет розетку в одном углу, а сделаешь — захочет перенести в другой. Много возни, и все бесплатно, говорит Федор. Когда же работаешь с компанией, каждое изменение в проекте отдельно оплачивается.

И как вы находили корпоративных заказчиков на электромонтажные работы? Больше всего заказов мы получаем по рекомендациям своих старых клиентов, рассказывает Николай. Что-то через знакомых строителей. А кроме того, мы себя активно рекламируем.

Окончательный переход от частных заказчиков к корпоративным пришелся на электрификацию ветеринарной клиники в Марьине. По уверениям братьев, дело было далеко не только в деньгах. "Формула качества" продемонстрировала настолько слаженную и оперативную работу, что стало окончательно ясно: бизнес состоялся, компания способна на большее.

Большим стал заказ от известной сети супермаркетов, который поднял компанию на новый материальный уровень. Оборот сначала удвоился, потом утроился. Количество работников достигло 25 человек. Повысилась рентабельность работ.

Мы научились и работать быстрее, и на материалах экономить — и все без потерь в качестве, говорит Федор.

Все-таки "Формула качества"! вставляет Николай. Кстати, с супермаркетами мы работаем до сих пор.

А что будете делать, когда закончится этот заказ? Братьев подобный вопрос не смущает.

Наоборот, они отвечают на него с таким воодушевлением, что трудно понять, кто из них что говорит. Но в целом это выглядит примерно так: Во-первых, массу заказов от офисов и магазинов мы выполняем уже сейчас, параллельно. Во-вторых, людей, которые, несмотря на дикие сложности, смогли построить прозрачный, добротный электромонтажный бизнес, который уже не способно остановить ничто: мы будем штурмовать все что можно и нельзя, участвовать в конкурсах и отчаянно рекламироваться.

Короче, жить и развиваться.