Споры о присоединении к системам коммунальной инфраструктуры

Споры о присоединении к системам коммунальной инфраструктуры

13 апреля 2015 / Источник: Арбитражные споры

  • Автор: Серова Вера Константиновна. Судья Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа

Практика рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о присоединении (подключении) к системам коммунальной инфраструктуры (2009 — 2012 годы)

Законодательная база

Строительство новых объектов недвижимости, реконструкция старых требуют от их владельцев решения вопросов, связанных с подключением данных объектов к системам коммунальной инфраструктуры с целью снабжения теплом, водой, газом и электричеством.

Споры, возникающие в связи с обращением владельцев объектов недвижимости к организациям, владеющим системами тепло-, водо-, газо- и электроснабжения, очень разнообразны — от понуждения заключить договор присоединения до взыскания убытков, связанных с неисполнением таких договоров.

Данное обобщение посвящено наиболее распространенным проблемам, разрешаемым судами при рассмотрении споров, вытекающих из отношений по присоединению объектов недвижимости к сетям коммунальной инфраструктуры.

Указанные отношения регулировались и регулируются в настоящее время следующими нормативными актами:

  • Градостроительным кодексом Российской Федерации ;
  • Федеральным законом от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»;

  • Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее — Правила N 861);

  • Методическими указаниями по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям, утвержденными Приказом Федеральной службы по тарифам от 23.10.2007 N 277-э/7 ;

  • Правилами определения и предоставления технических условий подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения и Правилами подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.02.2006 N 83 (далее — Правила определения и предоставления технических условий; Правила N 83);

  • Правилами заключения и исполнения публичных договоров о подключении к системам коммунальной инфраструктуры, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 09.06.2007 N 360 (далее — Правила N 360);

    Правовая природа договора на технологическое присоединение

    При рассмотрении споров, связанных с требованиями, вытекающими из договора, возникает вопрос о правовой природе такого договора и, как следствие, о нормах права, которые будут применяться судом при разрешении спора.

    До 2012 года при определении правовой природы договора на технологическое присоединение (присоединение к сетям коммунальной инфраструктуры) суды указывали, что такой договор относится либо к договору оказания услуг, либо к договору подряда в зависимости от того, содержит ли он условия о строительстве и передаче заказчику какого-либо имущества.

    В юридической литературе спор по вопросу о правовой природе договора на технологическое присоединение также сводился к отнесению договора к указанным выше видам.

    В действующем законодательстве отсутствует легальное определение понятия «технологическое присоединение». Вместе с тем, исходя из предмета правового регулирования вышеуказанных Законов и Правил, технологическое присоединение можно определить как процедуру присоединения (подключения) энергопринимающих устройств (объектов капитального строительства) потребителей энергии (тепла, воды, газа) к сетям сетевой организации (к сетям коммунальной инфраструктуры).

    В статье 26 Закона об электроэнергетике определен предмет договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям: «По договору об осуществлении технологического присоединения сетевая организация принимает на себя обязательства по реализации мероприятий, необходимых для осуществления такого технологического присоединения, в том числе мероприятий по разработке и в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об электроэнергетике, согласованию с системным оператором технических условий, обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию, к присоединению энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики)».

    Следующим образом обозначен предмет договора о подключении в Правилах N 360: «По договору о подключении организация коммунального комплекса, осуществляющая эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения соответствующего вида, обязуется выполнить действия по подготовке системы коммунальной инфраструктуры к подключению объекта капитального строительства и подключить этот объект к эксплуатируемым ею сетям инженерно-технического обеспечения, а лицо, осуществляющее строительство и (или) реконструкцию объекта капитального строительства, обязуется выполнить действия по подготовке этого объекта к подключению и оплатить услуги по подключению».

    В Правилах N 83 понятие «подключение объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения» определяется как «процесс, дающий возможность осуществления подключения строящихся (реконструируемых) объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, а также к оборудованию по производству ресурсов».

    Таким образом, предметом договора о технологическом присоединении (подключении) является реализация мероприятий, в результате которых осуществляется непосредственное присоединение объектов капитального строительства к сетям коммунальной инфраструктуры.

    Названные мероприятия в соответствии с Правилами N 861, а также Правилами N 83 можно объединить в следующие общие этапы:

    1. подача заказчиком заявления (заявки) о подключении;
  • исполнение сторонами мероприятий, предусмотренных договором;

  • присоединение объектов заказчика к сетям инженерно-технического обеспечения и подписание сторонами акта о присоединении, фиксирующего техническую готовность к подаче ресурсов на объекты заказчика;

  • выполнение условий подачи ресурсов.
  • Регулирование отношений по подключению к электрическим сетям и сетям газоснабжения имеет некоторые особенности, связанные с необходимостью государственного контроля при осуществлении допуска присоединяемых объектов в эксплуатацию.

    Анализируя определение предмета договора в виде осуществления указанных мероприятий, некоторые юристы приходят к выводу о том, что технологическое присоединение правильно рассматривать как работу, поскольку здесь важен сам результат присоединения, а не его процесс.

    Такого мнения, в частности, придерживается О.А. Городов, указывая, что ряд косвенных признаков договора технологического присоединения позволяет рассматривать его как договор подряда.

    Городов О.А. Договоры в сфере электроэнергетики: Научно-практическое пособие. М. Волтерс Клувер, 2007.

    Вместе с тем в договорах технологического присоединения, как правило, не содержится условий о том, что результат создания новых объектов (электрических подстанций, электрических сетей и сетей инженерно-технического обеспечения и т.п.) передается от одной стороны другой. Указанные объекты остаются во владении лиц, их создавших, а значит, отсутствуют основания для квалификации вышепоименованного договора как подрядного.

    От ответа на вопрос, к какому виду договоров относится договор технологического присоединения (подключения), зависит то, какими нормами будет руководствоваться суд при рассмотрении споров, возникающих в рамках исполнения такого договора. Вопросы о праве одностороннего отказа от договора, об основаниях расторжения договора в судебном порядке в нормах права, регулирующих отношения возмездного оказания услуг и подряда, разрешаются по-разному.

    Как видно из материалов дела, в связи со строительством нового объекта недвижимости общество направило компании заявку на электроснабжение мини-завода по переработке газового конденсата.

    Компания (исполнитель) и общество (заказчик) заключили договор присоединения к сетям, по условиям которого стороны обязались выполнить мероприятия по технологическому присоединению энергопринимающих устройств заказчика к электрическим сетям исполнителя, а заказчик — оплатить работы по технологическому присоединению.

    Согласно договору размер платы за технологическое присоединение включает следующие составляющие: плату за подготовку и выдачу технических условий, плату за проверку выполнения технических условий, плату за выполнение фактических действий по присоединению, плату за выполнение технических условий.

    В рамках заключенного договора компания выдала заказчику технические условия.

    Вследствие неисполнения обществом обязанности по оплате технических условий и отсутствия ответа на претензии компания обратилась в арбитражный суд с иском к обществу о расторжении договора технологического присоединения к электрическим сетям, а также о взыскании фактически понесенных расходов по названному договору и неустойки.

    Суд первой инстанции признал обоснованными требования компании о взыскании платы за подготовку и выдачу технических условий и неустойки за просрочку платежа. Отказывая в удовлетворении исковых требований в части расторжения договора присоединения к сетям, суд первой инстанции сослался на нарушение истцом порядка расторжения договора, предусмотренного Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), и отсутствие предусмотренных законом (статьей 450 ГК РФ ) условий.

    Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

    При рассмотрении спора суды исходили из следующего.

    В силу пунктов 16 и 18 Правил N 861 подготовка сетевой организацией технических условий и их согласование с системным оператором относятся к мероприятиям по технологическому присоединению, которые в свою очередь являются существенными условиями договора технологического присоединения.

    Согласно пункту 24 названных Правил срок действия технических условий не может составлять менее двух лет и более пяти лет.

    Как следовало из материалов дела, основанием иска компании о расторжении договора явилось нарушение обществом сроков внесения платежей, предусмотренных договором присоединения к сетям.

    В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

    1. при существенном нарушении договора другой стороной;
  • в иных случаях, предусмотренных названным Кодексом, другими законами или договором.
  • Применительно к договору возмездного оказания услуг (статья 783 ГК РФ ) такое основание предусмотрено пунктом 2 статьи 719 ГК РФ. На обстоятельства, предусмотренные пунктом 1 статьи 719 ГК РФ, истец не ссылался.

    Договором случаи, при которых договор присоединения к сетям может быть расторгнут по иску исполнителя, не предусмотрены.

    Пунктом 2 статьи 450 ГК РФ определено, что существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

    Как указал суд первой инстанции, минимальный срок действия выданных обществу технических условий не истек. Более того, при наличии оснований, в том числе технической возможности подключения заказчика к сетям, срок действия технических условий может быть продлен.

    Договором присоединения к сетям установлено, что договор действует до момента исполнения сторонами своих обязательств в полном объеме. Компания не отрицала, что ею не производилось исполнение договора присоединения к сетям и убытков, связанных с таким исполнением, не возникло.

    Оценив имеющиеся в деле доказательства и правильно установив существенные обстоятельства дела, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что несоблюдение обществом сроков внесения платежей по договору присоединения к сетям на момент рассмотрения спора нельзя признать существенным нарушением договора со стороны ответчика. Доказательств обратного компания не представила.

    С учетом изложенного суд заключил, что оснований для расторжения договора нет (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО) от 02.07.2010 по делу N А42-5141/2009).

    Сетевая организация и общество (заявитель) заключили договор, в соответствии с которым сетевая организация обязалась осуществить мероприятия по технологическому присоединению энергопринимающих устройств (энергетических установок) заявителя к электрическим сетям по техническим условиям, а заявитель — оплатить оказанную услугу в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

    В соответствии с договором услуга по технологическому присоединению оплачивается заявителем в три этапа.

    Общество перечислило на счет сетевой организации денежные средства в качестве аванса в размере 30% от суммы договора.

    В договоре стороны предусмотрели право заявителя по своей инициативе в одностороннем порядке без согласования с сетевой организацией досрочно расторгнуть договор, о чем в одностороннем порядке заявитель обязан письменно уведомить сетевую организацию не менее чем за 30 дней до даты предстоящего расторжения. При этом заявитель вправе расторгнуть договор досрочно лишь при условии полного возмещения сетевой организации убытков, связанных с таким расторжением.

    Общество направило в адрес сетевой организации письмо, в котором сообщило о расторжении договора и просило возвратить уплаченный по договору аванс.

    Уклонение сетевой организации от перечисления заявителю уплаченного по договору аванса послужило обществу основанием иска о взыскании неосвоенного аванса, перечисленного ответчику по договору на осуществление технологического присоединения к электрическим сетям по предоставленным техническим условиям строящегося объекта промышленно-грузового комплекса, а также процентов по статье 395 ГК РФ.

    Решением суда первой инстанции с ответчика в пользу истца взыскан неосвоенный аванс (в заявленном размере), а также пени по договору.

    Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции относительно обоснованности иска в части взыскания с сетевой организации неосновательного обогащения в размере уплаченного истцом аванса. В части взысканных судом первой инстанции пеней апелляционный суд решение изменил, удовлетворив требования общества о взыскании процентов на основании статьи 395 ГК РФ.

    Изучив материалы дела и проверив правильность применения апелляционным судом норм права, суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения принятых по делу судебных актов.

    Согласно пункту 3 статьи 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается расторгнутым.

    В силу пункта 1 статьи 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

    В рассматриваемом случае договором предусмотрен односторонний отказ от его исполнения. Направив сетевой организации письмо о расторжении договора, общество реализовало право, предоставленное ему пунктом 1 статьи 782 ГК РФ и договором. Факт получения ответчиком указанного письма установлен судами, подтверждается материалами дела и ответчиком не оспаривается. Таким образом, вывод судов о том, что договор считается расторгнутым, является правильным.

    Поскольку до момента расторжения договора сетевая организация не приступала к исполнению обязательств, а следовательно, не понесла каких-либо расходов, связанных с их исполнением, денежные средства, перечисленные в качестве аванса по договору, с момента расторжения договора фактически являются для ответчика неосновательным обогащением, сбереженным за счет истца, и правомерно взысканы судом в пользу последнего на основании статьи 1102 ГК РФ.

    Довод ответчика о том, что судам при рассмотрении спора следовало применить пункт 2 статьи 781 ГК РФ. судом кассационной инстанции не принят, поскольку данная норма применима, когда договор действует, а исполнитель не имеет возможности его исполнять по вине заказчика.

    Однако в данном случае договор прекращен, услуги по нему не оказывались, то есть имеет место не вина заказчика в невозможности исполнять договор, а его воля на односторонний отказ от исполнения договора. При таких обстоятельствах оснований для применения указанной нормы не имелось (Постановление ФАС СЗО от 30.06.2010 по делу N А56-32160/2009).

    Компания (заказчик) и общество (сетевая организация) заключили договор, согласно которому сетевая организация обязалась оказать услуги по ликвидации технических ограничений для осуществления присоединения энергопринимающих устройств заказчика к электрическим сетям и по технологическому присоединению энергопринимающих устройств заказчика к электрическим сетям сетевой организации, а заказчик — оплатить услуги в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

    В соответствии с договором технологическое присоединение осуществляется для электроснабжения объекта жилой застройки. Технические условия являются приложением к договору.

    Согласно договору сетевая организация обязалась выполнить технические условия со своей стороны в течение 24 месяцев с даты внесения заказчиком денежных средств.

    В силу договора стоимость услуги определяется стоимостью фактических затрат на оказание услуг по ликвидации технических ограничений по технологическому присоединению заказчика к электрическим сетям сетевой организации и их присоединению.

    Договором предусмотрен поэтапный порядок оплаты заказчиком услуги общества. Оплата первого этапа работ производится в течение 10 дней с даты заключения договора.

    Второй этап работ оплачивается компанией в течение 30 дней с даты вступления в силу договора, а также путем передачи имущества, созданного заказчиком в результате выполнения технических условий.

    Компания частично оплатила услуги по договору, а исполнитель оформил и выдал ей технические условия.

    Договором предусмотрено, что заказчик вправе по своей инициативе в одностороннем порядке без согласования с сетевой организацией досрочно расторгнуть договор, уведомив об этом сетевую организацию не менее чем за 10 дней до даты предстоящего расторжения договора.

    Решением арбитражного суда компания признана банкротом и в отношении ее открыто конкурсное производство.

    Конкурсный управляющий компании направил обществу уведомление о расторжении договора, в котором предложил возвратить внесенные заказчиком авансовые платежи.

    Поскольку общество требование компании не исполнило, она обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

    Суды первой и апелляционной инстанций признали требования конкурсного управляющего обоснованными и удовлетворили иск в полном объеме.

    Кассационная инстанция поддержала выводы судов.

    В данном случае из технических условий следовало, что строительство распределительной подстанции и трансформаторных подстанций, а также прокладка кабельных линий, необходимых для обеспечения электрической энергией строящихся жилых домов, являются обязанностью компании. Фактически общество обязалось зарезервировать необходимую истцу мощность в подстанции, осуществить непосредственное присоединение построенного и проложенного компанией оборудования к электросети и выдать соответствующие документы. При этом объекты и оборудование, указанные в технических условиях, подлежали передаче в собственность общества. Это обстоятельство представители сторон подтвердили при рассмотрении дела.

    Таким образом, предметом заключенного между сторонами договора фактически является оказание обществом услуг технологического присоединения объектов истца к принадлежащей ему электрической сети.

    В соответствии со статьей 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

    Из пункта 1 статьи 782 ГК РФ следует, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

    Право компании расторгнуть договор в одностороннем порядке предусмотрено и договором.

    Указанные в технических условиях обязательства по строительству подстанций и установке электросетевого оборудования выполнены заказчиком частично, и он в настоящее время признан несостоятельным (банкротом). Эти обстоятельства послужили основанием направления обществу уведомления о расторжении договора, получение которого ответчиком не оспаривалось.

    Суд апелляционной инстанции рассмотрел возражения общества на исковые требования, основанные на том, что им понесены убытки в виде расходов по частичному исполнению обязательств по договору, не исполненному по причине виновного бездействия заказчика. Ответчик также указал на предусмотренное пунктом 2 статьи 781 ГК РФ право не возвращать авансовые платежи истцу.

    Отклоняя указанные доводы общества, апелляционный суд правомерно посчитал, что в данном случае пункт 2 статьи 781 ГК РФ не подлежит применению, поскольку предметом иска является взыскание неосновательного обогащения в виде авансовых платежей за услуги, которые не оказаны и не будут оказаны впоследствии в связи с расторжением договора.

    Размер расходов, предусмотренных пунктом 1 статьи 782 ГК РФ, суды первой и апелляционной инстанций посчитали недоказанным и отметили, что отдельной платы за выдачу технических условий договором не предусмотрено.

    С учетом указанных обстоятельств суд первой инстанции правомерно взыскал сумму авансовых платежей с общества в пользу истца Постановление ФАС СЗО от 27.06.2012 по делу N А56-30991/2011).

    Аналогичные выводы изложены в Постановлении ФАС СЗО от 15.02.2012 по делу N А56-1340/2011.

    Спорный вопрос о правовой природе договора присоединения к сетям коммунальной инфраструктуры в 2012 году рассматривался в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ). И вот к каким выводам пришла надзорная инстанция.

    Как следовало из материалов дела, между компанией (заказчик) и обществом (исполнитель) заключен договор на техническое присоединение (технологическое присоединение), который предполагал проведение исполнителем работ по техническому подключению сетей заказчика к точкам тепло- и электроснабжения. Для последующего снабжения компании тепло- и электроэнергией от общества требовалось производство определенных работ: разработка технических условий присоединения, увеличение электрической и тепловой мощности мини-электростанции в целях обеспечения ими заказчика и получение на указанную мощность необходимой разрешительной документации.

    Согласно пункту 2 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

    Нормы, регламентирующие договор об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих (теплопринимающих) устройств, не включены в раздел IV «Отдельные виды обязательств» ГК РФ, однако эти нормы содержатся в специальных нормативных актах, закрепляющих правила подключения к системам тепло- и энергоснабжения.

    Применительно к энергоснабжению такие нормы содержатся в статье 26 Закона об электроэнергетике и Правилах N 861.

    В сфере теплоснабжения соответствующие нормы до 1 мая 2012 года содержались в Правилах N 360. С 1 мая 2012 года в сфере теплоснабжения вступили в действие Правила подключения к системам теплоснабжения, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 307.

    Все названные Правила, среди прочего, регламентируют процедуру присоединения энергопринимающих устройств (подключаемых объектов в сфере теплоснабжения) к электрическим сетям сетевой организации или системе теплоснабжения и определяют существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям или системе теплоснабжения.

    Договор, заключенный между компанией и обществом, включает в себя существенные условия договора технологического присоединения. При таких обстоятельствах суды первой и кассационной инстанций необоснованно квалифицировали этот договор как договор оказания услуг, а суд апелляционной инстанции — как смешанный договор, включающий в себя элементы договора возмездного оказания услуг и подряда. Данный договор по своей правовой природе является договором технологического присоединения.

    В рамках дела также рассматривался вопрос о праве заказчика на односторонний отказ от договора технологического присоединения.

    Разрешая этот вопрос, суд надзорной инстанции указал на следующее.

    Согласно подпункту «в» пункта 16 Правил N 861 и подпункту «в» пункта 12 Правил N 360 к существенным условиям договора технологического присоединения относится право заявителя в одностороннем порядке расторгнуть договор при нарушении сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

    Таким образом, законодательство закрепляет единственное специальное основание для одностороннего расторжения договора технологического присоединения — нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре. В остальных случаях подлежит применению норма статьи 310 ГК РФ, согласно которой односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

    Как видно из материалов дела, общество и компания в договоре на технологическое присоединение установили запрет на его одностороннее расторжение. Следовательно, как указал ВАС РФ, в силу подпункта «в» пункта 16 Правил N 861 и подпункта «в» пункта 12 Правил N 360 этот договор мог быть расторгнут в одностороннем порядке только в случае нарушения обществом указанных в договоре сроков технологического присоединения.

    Надзорная инстанция отменила постановление суда кассационной инстанции и оставила в силе постановление апелляционного суда (Постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 N 2551/12).

    Необходимо отметить, что такое ограничение случаев, в которых допускается право заказчика в одностороннем порядке отказаться от договора, не учитывает те ситуации, когда отпали основания для исполнения договора технологического присоединения (подключения). Например, когда строительство объекта недвижимости прекращено, не завершено и не будет завершено или по каким-либо иным причинам подключение более не требуется.

    Порядок определения платы за технологическое присоединение

    При заключении договоров о присоединении (подключении) к сетям коммунальной инфраструктуры возникает вопрос об определении платы за такое присоединение.

    Согласно статье 424 ГК РФ в предусмотренных законом случаях должны применяться цены (расценки, тарифы), установленные или регулируемые уполномоченным органом.

    Утверждение правил, обязательных для сторон при заключении и исполнении ими публичных договоров, заключаемых при подключении к системам коммунальной инфраструктуры, отнесено Федеральным законом от 30.12.2004 N 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» (далее — Закон N 210-ФЗ) к полномочиям Правительства Российской Федерации (статья 4).

    Во исполнение требований законодателя Правительство Российской Федерации утвердило Правила N 360.

    Названные Правила определяют порядок заключения, изменения и исполнения договора о подключении строящегося, реконструируемого или построенного, но не подключенного здания, строения, сооружения или иного объекта капитального строительства к входящим в систему коммунальной инфраструктуры сетям инженерно-технического обеспечения, включающим тепло-, газо-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод (в отношении систем теплоснабжения данные Правила применялись до мая 2012 года).

    Закон N 210-ФЗ, устанавливая основы регулирования тарифов организаций коммунального комплекса, предусматривает взимание платы за подключение к сетям инженерно-технического обеспечения. Сети инженерно-технического обеспечения, включающие тепло-, газо-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод, входят в систему коммунальной инфраструктуры, под которой законодатель понимает совокупность производственных, имущественных объектов, в том числе трубопроводов и иных объектов, используемых в сфере тепло-, водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, технологически связанных между собой, расположенных (полностью или частично) в границах территорий муниципальных образований и предназначенных для нужд потребителей этих муниципальных образований (пункт 2 статьи 2 ).

    Пункт 2 статьи 2 Закона N 210-ФЗ утратил силу с 1 апреля 2013 года.

    Согласно части 1 статьи 12 Закона N 210-ФЗ (в редакции Федерального закона от 30.12.2012 N 318-ФЗ ) плата за подключение к сетям инженерно-технического обеспечения, входящим в систему коммунальной инфраструктуры муниципального образования, устанавливается для лиц, осуществляющих строительство и (или) реконструкцию здания, строения, сооружения, иного объекта, в случае если данная реконструкция повлечет за собой увеличение потребляемой нагрузки реконструируемого здания, строения, сооружения, иного объекта.

    Порядок определения размера платы за подключение объекта капитального строительства к входящим в систему коммунальной инфраструктуры сетям инженерно-технического обеспечения установлен в подпунктах 1 и 2 пункта 14 Правил N 360.

    Если для подключения объекта капитального строительства к сети инженерно-технического обеспечения не требуется проведения мероприятий по увеличению мощности и (или) пропускной способности этой сети, то согласно подпункту 3 пункта 14 данных Правил плата за подключение не взимается.

    Аналогичное положение содержится в Правилах определения и предоставления технических условий (абзац пятый пункта 11).

    Таким образом, если подключение объекта капитального строительства (реконструкции) при увеличении его нагрузки не требует развития системы коммунальной инфраструктуры (создания или реконструкции сетей инженерно-технического обеспечения), плата за подключение объекта капитального строительства к сети инженерно-технического обеспечения не взимается, что соответствует требованиям Закона N 210-ФЗ, предусматривающего взимание платы за подключение к сетям инженерно-технического обеспечения только в тех случаях, когда строительство или реконструкция объектов капитального строительства будут связаны с увеличением потребляемой нагрузки реконструируемого здания, строения, сооружения, иного объекта.

    Плата за технологическое присоединение к электрическим сетям подлежит государственному регулированию в соответствии со статьей 23 Закона об электроэнергетике и статьями 5 и 6 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» (с 29 июля 2010 года положения данного Закона не применялись к отношениям, связанным с государственным регулированием цен (тарифов) в электроэнергетике на 2011-й и последующие годы, а с 1 января 2011 года утратили силу полностью).

    Размер платы за присоединение к магистральным сетям определяет Федеральная служба по тарифам, а к региональным распределительным сетям — органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области регулирования тарифов. В рассматриваемый период плата устанавливалась в соответствии с Методическими указаниями по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям, утвержденными Приказом Федеральной службы по тарифам от 23.10.2007 N 277-э/7.

    Данные Методические указания действовали до 31 октября 2009 года. После этой даты вопрос определения размера платы за технологическое присоединение регулировался Методическими указаниями, утвержденными Приказами Федеральной службы по тарифам от 20.01.2009 N 3-э/3. от 21.08.2009 N 201-э/1. от 30.11.2010 N 365-э/5. от 11.09.2012 N 209-э/1.

    Общество обратилось в арбитражный суд с иском к предприятию об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора на подключение объекта капитального строительства к водопроводным и канализационным сетям.

    Основные разногласия между сторонами связаны с размером и порядком внесения платы за подключение объекта общества к сетям водоснабжения и канализации.

    В проекте договора предприятие (исполнитель) предложило включить условия о внесении платы за подключение в соответствии с заявленными объемами водопотребления и водоотведения и утвержденными на момент внесения платы за подключение объекта к сетям водопровода и канализации тарифами, а также об обязанности общества (заказчик) передать в муниципальную собственность сети и сооружения, построенные с перспективой подключения других объектов к системам водоснабжения и водоотведения.

    Общество предложило иную редакцию указанных условий, согласно которым заказчик оплачивает исполнителю стоимость долевого участия общества в строительстве канализационных напорных трубопроводов в соответствии с техническими условиями.

    Суд кассационной инстанции поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций, которые приняли спорные пункты договора в редакции общества. При этом суды исходили из следующего.

    Решением Вологодской городской Думы утверждена инвестиционная программа предприятия по развитию системы коммунальной инфраструктуры — объектов, используемых в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод на 2007 — 2009 годы. Этой инвестиционной программой в редакции на момент возникновения разногласий при заключении договора на подключение не предусматривались мероприятия по увеличению мощности и пропускной способности сети, к которой подключался объект истца.

    В соответствии с техническими условиями общество обязано принять долевое участие в проектировании и строительстве канализационно-напорных трубопроводов пропорционально запрошенному в технических условиях объему стоков.

    Во исполнение технических условий предприятие и общество заключили договор оказания услуг, в соответствии с которым исполнитель обязуется оказать заказчику услугу — провести проектирование канализационных напорных трубопроводов, а заказчик обязуется принять долевое участие в финансировании проектирования и строительства канализационных напорных трубопроводов без внесения платы за подключение. В соответствии с условиями названного договора общество перечислило предприятию аванс на долевое участие в проектировании напорных трубопроводов.

    Таким образом, на момент выдачи технических условий инвестиционная программа предприятию не была утверждена, а на момент направления обществу проекта договора на подключение в ней отсутствовали мероприятия по увеличению мощности и (или) пропускной способности сети инженерно-технического обеспечения, к которой будет подключаться объект капитального строительства общества. Изменения в технические условия не вносились, договор оказания услуг не расторгнут.

    При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о том, что общество не должно вносить плату за подключение, поскольку сторонами согласована оплата расходов ответчика по созданию условий подключения объекта истца к системе коммунальной инфраструктуры (Постановление ФАС СЗО от 14.09.2009 по делу N А13-9600/2008).

    Общество обратилось к водоканалу с заявлением о выдаче условий подключения к городским сетям водоснабжения и канализации объекта капитального строительства — жилого дома со встроенно-пристроенными торговыми и офисными помещениями.

    Водоканал выдал обществу технические условия и условия подключения к сетям водоснабжения, а именно к существующему центральному тепловому пункту после его реконструкции, и к сетям водоотведения, а именно к существующей канализационной насосной станции после ее реконструкции, с максимальной нагрузкой в точках подключения 71,9 куб. м/сутки воды на хозяйственно-бытовые нужды и стоков.

    Между обществом (заказчик) и водоканалом (исполнитель) заключен договор. По условиям договора исполнитель обязуется осуществить мероприятия по увеличению мощности и пропускной способности эксплуатируемых систем водоснабжения и водоотведения в целях их подготовки к подключению объекта (10-этажного многоквартирного жилого дома со встроенно-пристроенными помещениями) заказчика с нагрузками, установленными пунктом 1.3 договора, и подключить объект к эксплуатируемым исполнителем системам водоснабжения и водоотведения, а заказчик обязуется выполнить условия подключения и оплатить услуги исполнителя по подключению.

    Согласно пункту 1.3 договора размер максимальной нагрузки в точках подключения составляет: по водоснабжению — 71,9 куб. м/сутки, по водоотведению — 71,9 куб. м/сутки.

    В соответствии с пунктом 5.1 договора размер платы за подключение составляет 2 876 000 руб. Внесение указанной платы осуществляется в три этапа. Сторонами подписаны акты на сумму 1 000 000 руб. и на сумму 1 876 000 руб. об оказании исполнителем услуг по подключению жилого дома к сетям водоснабжения и водоотведения. Согласно указанным актам услуги выполнены полностью и в срок; заказчик претензий по объему, качеству и срокам оказания услуг не имеет.

    Водоканал выставил обществу два счета: на сумму 1 000 000 руб. и на сумму 1 876 000 руб. соответственно.

    Общество перечислило водоканалу по договору 1 000 000 руб. за подключение жилого дома к системам водоснабжения и водоотведения. Неполная оплата по договору послужила основанием для обращения водоканала в арбитражный суд с иском о взыскании с общества задолженности по договору о подключении к системам водоснабжения и водоотведения.

    Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, исковые требования удовлетворены частично.

    Суд кассационной инстанции изменил решение и постановление, указав на то, что требования истца подлежали удовлетворению в полном объеме, поскольку отсутствовали правовые основания для отказа во взыскании платы за подключение, рассчитанной с применением установленного для водоканала тарифа. При этом суд, сославшись на положения пункта 14 Правил N 360, указал следующее.

    Принимая во внимание, что решением уполномоченного органа водоканалу установлены тарифы на подключение к системам водоснабжения и водоотведения при реализации первого этапа инвестиционной программы на 2008 — 2010 годы, имеется утвержденная Инвестиционная программа водоканала по строительству и модернизации систем водоснабжения и водоотведения города Твери на 2008 — 2015 годы, в эту инвестиционную программу включены мероприятия по увеличению мощности и пропускной способности сетей и инженерно-технических сооружений, к которым был подключен указанный жилой дом, общество обязано в силу подпункта 1 пункта 14 Правил N 360 перечислить водоканалу плату, размер которой определяется как произведение заявленной нагрузки объекта капитального строительства и тарифа на подключение. Указанная плата по договору составляет 2 876 000 руб. (71,9 x 20 000 + 71,9 x 20 000 = 2 876 000).

    Поскольку общество уплатило по договору только 1 000 000 руб. задолженность по договору в сумме 1 876 000 руб. подлежит взысканию в силу положений статей 309 и 310 ГК РФ.

    Ссылки судов первой и апелляционной инстанций на отсутствие в договоре дифференциации стоимости мероприятий по увеличению мощности и пропускной способности сетей и мероприятий по подключению суд кассационной инстанции признал несостоятельными, поскольку в данном случае размер платы определяется расчетным путем с применением двух показателей — заявленной нагрузки объекта и установленного тарифа. Определение платы за подключение по соглашению сторон в данной ситуации не производится, так как имеются установленные судами основания для применения подпункта 1 пункта 14 Правил N 360 (Постановление ФАС СЗО от 28.02.2012 по делу N А66-2076/2011).

    При рассмотрении другого дела суды давали оценку условиям договора о подключении к тепловой сети жилого дома, которые касались вопроса размера платы за подключение.

    Суды приняли указанные условия в редакции владельца тепловых сетей (о необходимости внесения платы), применив положения подпункта 2 пункта 14 Правил N 360, поскольку установили, что владелец сетей доказал необходимость реконструкции тепловых сетей для подключения жилого дома (Постановление ФАС СЗО от 15.01.2010 по делу N А05-6482/2009).

    Организация, обязанная к заключению договора
    технологического присоединения

    В силу прямого указания статьи 26 Закона об электроэнергетике, а также пункта 5 Правил N 360 договор технологического присоединения (подключения) является публичным.

    Согласно статье 426 ГК РФ стороной публичного договора, которая не вправе отказаться от его заключения, должна быть коммерческая организация.

    Уклонение стороны, для которой в соответствии с законом заключение договора обязательно, предоставляет другой стороне право обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор (пункт 4 статьи 445 ГК РФ ). В связи с этим существенное значение при решении вопроса о наличии или об отсутствии оснований к понуждению заключить договор о технологическом присоединении (подключении) имеет вопрос об определении квалифицирующих признаков сетевой организации.

    В Законе об электроэнергетике (статья 3) содержится следующее определение территориальной сетевой организации: это коммерческая организация, оказывающая услуги по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, не относящихся к единой национальной (общероссийской) электрической сети, а в случаях, установленных названным Законом, — с использованием объектов электросетевого хозяйства или части указанных объектов, входящих в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть.

    Согласно пункту 2 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, сетевые организации — организации, владеющие на праве собственности или на ином установленном федеральными законами основании объектами электросетевого хозяйства, с использованием которых такие организации оказывают услуги по передаче электрической энергии и осуществляют в установленном порядке технологическое присоединение энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям, а также осуществляющие заключение договоров об оказании услуг по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих другим собственникам и иным законным владельцам и входящих в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть.

    Анализ вышеприведенных норм позволяет сделать вывод о том, что организация, для которой заключение договора технологического присоединения (подключения) будет обязательным, должна осуществлять, во-первых, деятельность по оказанию услуг по передаче (для нее установлена плата за передачу) и, во-вторых, деятельность по осуществлению технологического присоединения.

    Если какая-либо организация владеет сетями, но не оказывает услуги по передаче, то она не может рассматриваться в качестве сетевой организации, обязанной заключить публичный договор технологического присоединения.

    Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу о понуждении заключить договоры технологического присоединения к тепловым и электрическим сетям.

    Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска, поскольку посчитали, что отсутствуют основания для обязания общества заключать договоры присоединения к его сетям. Ответчик не является организацией, которая обязана заключать эти договоры с каждым обратившимся к ней лицом, в связи с чем к правоотношениям между сторонами не применяются нормы о публичном договоре.

    Суд кассационной инстанции поддержал данные выводы, указав на следующее.

    В силу пункта 1 статьи 421 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена названным Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

    Согласно пункту 2 Правил N 360 по договору о подключении организация коммунального комплекса, осуществляющая эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения соответствующего вида, обязуется выполнить действия по подготовке системы коммунальной инфраструктуры к подключению объекта капитального строительства и подключить этот объект к эксплуатируемым ею сетям инженерно-технического обеспечения, а лицо, осуществляющее строительство и (или) реконструкцию объекта капитального строительства, обязуется выполнить действия по подготовке этого объекта к подключению и оплатить услуги по подключению.

    В рассматриваемом случае общество не являлось коммерческой организацией, оказывающей услуги подключения (присоединения) к сетям инженерно-технического обеспечения, что подтверждалось уставом ответчика. К организациям коммунального комплекса, обязанным оказать услуги присоединения к сетям, относились третьи лица по делу — водоканал, предприятие теплоснабжения и электросетевое предприятие.

    Кроме того, из материалов дела следовало, что приобретенное предпринимателем недвижимое имущество к сетям инженерно-технического обеспечения не подключено, что истцом и его представителем не оспаривалось.

    Учитывая, что ответчик добровольно не принимал на себя обязательства по подключению помещений предпринимателя к сетям, а законом такая обязанность на него не возложена, суды обеих инстанций обоснованно признали заявленные требования неправомерными и в их удовлетворении отказали.

    Судом первой инстанции установлено, что с электросетевым предприятием у истца уже имелся договор оказания услуг технологического присоединения, а подключение помещений предпринимателя возможно непосредственно к сетям предприятия теплоснабжения и водоканала. В данном случае ответчик не возражал против допуска работников в подвальное помещение для осуществления необходимых работ. Кроме того, при наличии препятствий со стороны ответчика к проведению этих работ, если без использования подвальных помещений подключение истца к сетям становилось невозможным, предприниматель вправе обратиться с самостоятельным иском в суд.

    В данном деле также содержится вывод о том, что при наличии технической возможности осуществлять снабжение субабонента непосредственно от сетей организации коммунального комплекса, минуя сети абонента, заключение договоров теплоснабжения, водоснабжения и канализации не признается обязанностью последнего. Кассационная инстанция указала на то, что законодательством, действующим в сфере электроснабжения, договор электроснабжения субабонента через сети абонента публичным не является (Постановление ФАС СЗО от 14.01.2010 по делу N А13-1805/2008).

    Общество обратилось в арбитражный суд с иском к электросети о признании необоснованным уклонения ответчика от заключения договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям энергопринимающих устройств и обязании ответчика заключить с истцом договор на предложенных им условиях.

    Впоследствии общество отказалось от иска о понуждении заключить договор.

    Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, прекращено производство по делу в части требования об обязании ответчика заключить договор об осуществлении технологического присоединения; в остальной части иска отказано.

    Как следовало из материалов дела, общество обратилось в электросеть с заявкой на технологическое присоединение к электросетям мощности 16,5 кВА в связи с изменением точки присоединения, не повлекшей пересмотра величины присоединенной мощности. Общество просило изменить точки присоединения с ТП-305 (3 кВА) и ТП-431 (3 кВА) на ТП-426 (6 кВА). Изменение точек присоединения произошло в границах балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности электросети, в пределах одного района.

    В ответ на заявку общества электросеть указала на отсутствие технической возможности присоединения электроустановок общества без выполнения работ по усилению существующей сети и головных источников энергопотребления, а также отсутствие в установленных тарифах расходов на мероприятия по присоединению потребителей. Электросеть сообщила обществу о возможности присоединения лишь на возмездной основе и предложила заключить договор на ликвидацию технических ограничений по технологическому присоединению, направив обществу его проект с указанием стоимости работ.

    Электросеть также рекомендовала обществу для решения вопроса о присоединении обратиться в открытое акционерное общество «Санкт-Петербургские электрические сети».

    Вступив в переписку с уполномоченными организациями, общество установило, что точка присоединения его энергопринимающих устройств находится в границах балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности электросети и именно к этой организации ему необходимо обращаться с заявкой на технологическое присоединение.

    Общество вновь обратилось в электросеть, указав на наличие заявки о технологическом присоединении, и просило в установленный законодательством срок рассмотреть и подписать приложенный к письму проект договора на технологическое присоединение.

    Не получив ответа на свои письма, общество обратилось с иском в арбитражный суд.

    Суды отказали обществу в удовлетворении требований о признании необоснованным уклонения ответчика от заключения договора, придя к выводу о недоказанности иска в указанной части.

    Суд кассационной инстанции при рассмотрении дела установил, что выводы судов не соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Выводы кассационной инстанции мотивированы следующим образом.

    В соответствии с пунктом 3 статьи 426 ГК РФ отказ коммерческой организации от заключения договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается. При необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 названного Кодекса.

    Согласно пункту 1 статьи 26 Закона об электроэнергетике технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и носит однократный характер.

    Технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным.

    Порядок технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц, процедура технологического присоединения, существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и критерии наличия (отсутствия) технологической возможности технологического присоединения определяются Правилами N 861.

    Согласно пункту 7 Правил N 861 процедура технологического присоединения начинается с подачи заявки юридическим или физическим лицом, которое имеет намерение осуществить технологическое присоединение. Такую заявку общество ответчику направило.

    В пункте 15 Правил N 861 установлено, что сетевая организация обязана направить заявителю, за исключением лиц, указанных в пунктах 12.1 и 14 данных Правил, для подписания заполненный и подписанный ею проект договора в двух экземплярах в течение 15 рабочих дней с даты получения заявки.

    Электросеть названное требование Правил N 861 не исполнила, а в письме указала на отсутствие технической возможности присоединения электроустановок общества и предложила истцу заключить договор на ликвидацию ограничений по технологическому присоединению.

    Критерии наличия технической возможности технологического присоединения указаны в пункте 28 Правил N 861.

    Пунктом 31 Правил N 861 предусмотрено, что в целях проверки обоснованности установления сетевой организацией факта отсутствия технической возможности по критериям, указанным в подпунктах «а» — «в» пункта 28 названных Правил, заявитель вправе обратиться в федеральный орган исполнительной власти по технологическому надзору для получения заключения о наличии (отсутствии) технической возможности технологического присоединения сетевой организацией.

    Суды не дали надлежащую правовую оценку письму электросети и последующим действиям ответчика по отзыву этого письма, причиной которых стало обращение истца в Ростехнадзор. Между тем перечисленные документы свидетельствовали о том, что у ответчика имелась возможность по технологическому присоединению электрических сетей истца к своим электрическим сетям, однако ответчик уклонялся от этого.

    Дальнейшие действия электросети, предложившей истцу обратиться с заявкой на технологическое присоединение к другой организации, при том, что точка присоединения энергопринимающих устройств общества находится в границах балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности электросети, также свидетельствуют о недобросовестности ответчика и совершении им действий по уклонению от заключения договора.

    При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции признал исковые требования обоснованными и, отменив решение и постановление в части, принял новый судебный акт, в соответствии с которым признал необоснованным уклонение электросети от заключения договора на осуществление технологического присоединения к электрическим сетям энергопринимающих устройств общества (Постановление ФАС СЗО от 12.05.2010 по делу N А56-28434/2008).

    При рассмотрении иска общества о понуждении компании заключить договор об осуществлении технологического присоединения суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

    Как отметил суд кассационной инстанции, указание в резолютивной части решения на то, что договор должен соответствовать Правилам N 861, не соответствует требованиям статьи 173 АПК РФ. поскольку договор заключается на конкретных условиях, например на условиях проекта договора, с учетом разногласий и возражений сторон по конкретным его пунктам.

    При таких обстоятельствах суду следовало, исходя из положений статьи 173 АПК РФ, указать условия, на которых стороны обязаны заключить договор с учетом возражений сторон.

    Кроме того, в нарушение требований статьи 170 АПК РФ суд первой инстанции не дал оценки доводам ответчика о том, что в связи с изменением точки присоединения (согласно представленному в дело письму общества) заявитель не представил документы, необходимые для заключения договора на технологическое присоединение к электрическим сетям.

    При этом суд кассационной инстанции поддержал вывод суда первой инстанции о том, что в силу положений статьи 26 Закона об электроэнергетике, пунктов 6, 13, 15, 16.3 Правил N 861 заключение спорного договора для ответчика является обязательным (Постановление ФАС СЗО от 15.10.2012 по делу N А56-69344/2011).

    Требования законодательства в части представления
    сведений и документов и обязанностей заявителя

    Нормативные правовые акты, регулирующие вопросы присоединения объектов капитального строительства к системам коммунальной инфраструктуры, содержат исчерпывающие перечни сведений и документов, которые заявитель должен представить сетевой организации в целях осуществления технологического присоединения (подключения).

    Требования сетевой организации (организации, осуществляющей эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения) о предоставлении сведений и документов, не предусмотренных правовыми актами, регулирующими вопросы технологического присоединения, являются незаконными. Также незаконным является возложение на заявителя обязанностей, не предусмотренных указанными актами.

    Суды рассмотрели спор по иску общества к компании о признании недействительными (ничтожными) пунктов технических условий к договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям.

    Из материалов дела следовало, что в соответствии с техническими условиями к договору обществу (заказчик) на ответвительной опоре ответвления ВС-0,4 кВ от ТП479 необходимо смонтировать автоматический выключатель, рассчитанный под номинальную нагрузку (пункт 1.3 технических условий); ответвление к вводу проводом СИП-2А расчетного сечения (пункт 1.4 технических условий). Пунктом 2 технических условий предусмотрено, что на все работы необходимо выполнить проект с привлечением лицензированной организации и согласовать его с компанией и другими заинтересованными организациями в установленном порядке. В проекте нужно определить тип узла учета и схему внутреннего электроснабжения.

    Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска, признав его необоснованным по праву.

    Суд кассационной инстанции отменил решение и постановление и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Выводы суда мотивированы следующим.

    Пунктом 3 Правил N 861 установлено, что сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им указанных Правил и наличии технической возможности технологического присоединения.

    Согласно подпункту «в» пункта 18 Правил N 861 мероприятия по технологическому присоединению включают в себя разработку заявителем проектной документации в границах его земельного участка согласно обязательствам, предусмотренным техническими условиями, за исключением случаев, когда в соответствии с законодательством Российской Федерации о градостроительной деятельности разработка проектной документации не является обязательной.

    Договор технологического присоединения должен содержать следующие существенные условия: перечень мероприятий по технологическому присоединению (определяется в технических условиях, являющихся неотъемлемой частью договора) и обязательства сторон по их выполнению (пункт 16 Правил N 861).

    Согласно пункту 16.3 Правил N 861 обязательства сторон по выполнению мероприятий по технологическому присоединению в случае заключения договора с лицами, названными в пунктах 12.1 — 14 и 34 данных Правил, распределяются следующим образом: заявитель исполняет указанные обязательства в пределах границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя; сетевая организация исполняет указанные обязательства (в том числе в части урегулирования отношений с иными лицами) до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя.

    В соответствии с пунктом 17 Правил N 861 размер платы за технологическое присоединение энергопринимающих устройств максимальной мощностью, не превышающей 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенной в данной точке присоединения мощности), устанавливается исходя из стоимости мероприятий по технологическому присоединению в размере не более 550 руб. при условии, что расстояние от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства необходимого заявителю класса напряжения сетевой организации, в которую подана заявка, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров — в сельской местности.

    Следовательно, заявитель, энергопринимающее устройство которого соответствует указанному в пункте 17 Правил N 861, помимо уплаты тарифа за технологическое присоединение, исполняет обязательства, связанные с технологическим присоединением в пределах границ участка, на котором расположены его энергопринимающие устройства.

    Пунктом 16.1 Правил N 861 определено, что заявители несут балансовую и эксплуатационную ответственность в границах своего участка, до границ участка заявителя балансовую и эксплуатационную ответственность несет сетевая организация, если иное не установлено соглашением между сетевой организацией и заявителем, заключенным на основании его обращения в сетевую организацию.

    Для целей названных Правил под границей участка заявителя понимаются подтвержденные правоустанавливающими документами границы земельного участка, либо границы иного недвижимого объекта, на котором (в котором) находятся принадлежащие потребителю на праве собственности или на ином законном основании энергопринимающие устройства, либо передвижные объекты заявителей, указанные в пункте 13 данных Правил, в отношении которых предполагается осуществление мероприятий по технологическому присоединению.

    Согласно пункту 25.1 Правил N 861 в технических условиях для заявителей, предусмотренных пунктами 12.1 и 14 данных Правил, должны быть указаны: точки присоединения, которые не могут располагаться далее 25 метров от границы участка, на котором располагаются (будут располагаться) присоединяемые объекты заявителя (подпункт «а»); распределение обязанностей между сторонами по исполнению технических условий: в пределах границ участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, — для заявителя; до границы участка, на котором расположены энергопринимающие устройства заявителя, включая урегулирование отношений с иными лицами, — для сетевой организации (подпункт «г»).

    Таким образом, распределение мероприятий по технологическому присоединению и обязанностей по их выполнению заявителем и сетевой организацией производится по границе участка заявителя в соответствии с пунктами 16.1, 16.3, подпунктом «в» пункта 18, подпунктом «г» пункта 25.1 Правил N 861.

    Нормы, изложенные в Правилах N 861, являются нормами о регулировании доступа к электрическим сетям и услугам по передаче электрической энергии.

    Положения абзаца второго пункта 19 Правил N 861 запрещают навязывать заявителю услуги и обязательства, не предусмотренные указанными Правилами.

    Суды не устанавливали соответствие оспариваемых положений технических условий названным выше положениям Правил N 861.

    Суд кассационной инстанции указал на то, что при новом рассмотрении суду необходимо установить обязательства сторон по выполнению мероприятий по технологическому присоединению по границам участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя согласно техническим условиям, и их соответствие Правилам N 861 (Постановление ФАС СЗО от 21.11.2012 по делу N А56-2995/2012).

    Необходимо отметить, что суд может отказать в удовлетворении требований истца о понуждении сетевой организации заключить договор технологического присоединения в случае, если заявителем не соблюдены требования законодательства в части представления соответствующих сведений и документов, а также в случае отсутствия доказательств, подтверждающих права на энергопринимающие устройства.

    По двум делам суды отказали истцам в удовлетворении требований об обязании ответчика заключить договор об осуществлении технологического присоединения, о понуждении выдать технические условия на подключение к электроснабжению жилого дома и об осуществлении технологического присоединения.

    В первом случае выводы судов мотивированы тем, что заявителем не соблюдены требования Правил N 861 (пункт 10), не представлены документы о правах на земельный участок, недвижимое имущество или энергопринимающие устройства, подлежащие энергоснабжению (Постановление ФАС СЗО от 04.05.2010 по делу N А56-10728/2009).

    Во втором — также не соблюдены требования пунктов 9, 10, 12.1 Правил N 861, истек срок действия доверенности, подтверждающей полномочия представителя заявителя, истек срок действия договора аренды земельного участка, а кроме того, предложенные заявителем положения технических условий и договора технологического присоединения в части максимальной мощности (нагрузки) и категории надежности не соответствуют Своду правил по проектированию и строительству «Проектирование и монтаж электроустановок жилых и общественных зданий» N СП 31-110-2003 (Постановление ФАС СЗО от 21.12.2012 по делу N А42-8292/2011).

    Ответственность за нарушение обязательств по договору

    В процессе исполнения договоров технологического присоединения между сторонами возникают споры, связанные с ответственностью за нарушение обязательств по договору. В частности, предъявляются требования о взыскании неустойки и убытков с сетевой организации, которая в установленные договором сроки не исполняет свои обязательства по технологическому присоединению.

    При рассмотрении таких споров суды, установив, что исполнитель (сетевая компания) не осуществляет в согласованные сроки мероприятия, предусмотренные договором, что размер возникших у заказчика убытков подтверждается представленными в материалы дела доказательствами, удовлетворяют заявленные заказчиком требования.

    При этом суды не принимают возражения сетевой компании о невозможности исполнить договор по причинам, не зависящим от исполнителя.

    Как следовало из материалов дела, между ответчиком (сетевая организация) и истцом (общество) заключен договор, по условиям которого сетевая организация обязалась оказать обществу услугу по технологическому присоединению энергопринимающих устройств (энергетических установок) общества к электрической сети в точке присоединения, определенной техническими условиями, а общество — оплатить услугу в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

    Договором установлена обязанность сетевой организации в течение шести месяцев с даты заключения договора выполнить предусмотренные договором для сетевой организации мероприятия по технологическому присоединению.

    В связи с ненадлежащим исполнением сетевой организацией своих обязательств по договору общество обратилось в арбитражный суд с иском о понуждении ответчика исполнить обязательства, а также о взыскании неустойки.

    С целью осуществления производственно-хозяйственной деятельности в период с 29.04.2011 по 10.11.2011 истец (арендатор) заключил договор аренды движимого имущества (оборудования), в соответствии с которым арендатору во временное пользование была предоставлена дизельная электростанция мощностью 100 кВт с дизтопливом.

    В рамках приводимого дела к взысканию с ответчика предъявлена сумма, составляющая разницу между стоимостью услуг по договору аренды дизельной электростанции и взысканной по решению суда по другому делу неустойки.

    Посчитав данные затраты убытками, возникшими в связи с ненадлежащим исполнением сетевой организацией своих обязательств по технологическому присоединению электропринимающих устройств (энергетических установок), общество обратилось в арбитражный суд с иском к сетевой компании о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств по договору технологического присоединения.

    Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковые требования в полном объеме, признав их обоснованными по праву и по размеру.

    Кассационная инстанция, изучив материалы дела и приведенные в жалобе доводы, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не нашла оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

    Довод ответчика, вновь приведенный в кассационной жалобе, об отсутствии доказательств ведения хозяйственной деятельности на объекте и необходимости аренды дизельной электростанции мощностью 100 кВт был обоснованно отклонен судами.

    Суды установили, что объектом истца является склад для хранения металлообрабатывающего оборудования. Для снабжения данного склада электроэнергией ответчик должен был осуществить технологическое присоединение электропринимающих устройств истца. Данное обязательство ответчик не выполнил, что и повлекло заключение истцом договора аренды дизельной электростанции мощностью 100 кВт (каких-либо доказательств достаточности и экономической целесообразности аренды истцом электростанции меньшей мощности ответчиком не представлено). При таких условиях суды обоснованно посчитали доказанной причинно-следственную связь между бездействием ответчика и причиненными истцу убытками (Постановление ФАС СЗО от 21.01.2013 по делу N А56-72623/2011).

    Организация, обязанная к составлению актов
    разграничения балансовой принадлежности
    и эксплуатационной ответственности

    Правилами N 861 предусмотрен порядок действий по технологическому присоединению, который включает в себя в том числе подготовку сетевой организацией технических условий, а завершают указанный процесс фактические действия по присоединению и обеспечению работы энергопринимающих устройств в электрической сети сетевой организации. При завершении процедуры технологического присоединения составляются акты разграничения балансовой принадлежности электрических сетей и эксплуатационной ответственности сторон, а также акт о технологическом присоединении (пункт 19 Правил N 861).

    Из смысла положений Правил N 861 следует, что обязанность составить поименованные выше акты лежит на сетевой организации, которая выдавала технические условия на присоединение и осуществляла мероприятия по технологическому присоединению.

    В ситуации, когда технологическое присоединение осуществлялось другим лицом (владельцем сетей), требования к сетевой организации о составлении актов, указанных выше, не могут быть удовлетворены.

    Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском об обязании сетевой компании выдать акт разграничения балансовой принадлежности и акт эксплуатационной ответственности в отношении энергопринимающих устройств предпринимателя.

    К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены индивидуальный предприниматель и общество.

    Как следовало из материалов дела, истец по договору купли-продажи приобрел блок гаражей и производственных помещений.

    На момент продажи поименованные выше объекты имели непосредственное технологическое присоединение к трансформаторной подстанции, принадлежащей на праве собственности индивидуальному предпринимателю и находящейся в аренде у общества.

    Наличие технологического присоединения подтверждается следующими документами: техническими условиями, выданными собственником подстанции прежнему собственнику блока гаражей и производственных помещений; актом разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности, составленным между индивидуальным предпринимателем, прежним собственником блока гаражей и производственных помещений и обществом, а также договором энергоснабжения, заключенным между обществом (абонент) и прежним собственником указанного выше имущества (субабонент). Согласно указанным документам мощность, приходящаяся на объекты, в том числе в последующем проданные предпринимателю, составляет 15 кВт.

    Предприниматель обратился в сетевую компанию с требованием предоставить документы, подтверждающие технологическое присоединение в отношении ранее присоединенных энергопринимающих устройств, а именно акты разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон.

    Ссылаясь на то, что сетевая компания оставила без ответа предложение предпринимателя комиссионно установить фактическую схему электроснабжения на данном участке и выдать на основании существующей схемы акты границ, предприниматель обратился в арбитражный суд с названным иском.

    Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска, указав на то, что, поскольку принадлежащие предпринимателю энергопринимающие устройства не имеют непосредственного присоединения к сетям компании, у последней отсутствует обязанность по выдаче акта разграничения балансовой принадлежности и акта эксплуатационной ответственности сторон.

    Проверив законность принятых при рассмотрении дела судебных актов и обоснованность доводов, приведенных в кассационной жалобе, ФАС СЗО пришел к следующим выводам.

    Согласно пункту 1 статьи 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

    Пунктом 2 статьи 539 ГК РФ установлено, что договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребления энергии.

    Как установлено судами, акт разграничения балансовой принадлежности и акт эксплуатационной ответственности необходимы предпринимателю для заключения договора энергоснабжения с энергосбытовой организацией.

    В силу статьи 545 ГК РФ абонент может передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации через присоединенную сеть, другому лицу (субабоненту) только с согласия энергоснабжающей организации.

    Согласно пункту 4 статьи 539 ГК РФ к отношениям по договору снабжения электрической энергией правила параграфа 6 главы 30 Кодекса применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное.

    Пунктом 6 Правил N 861 определено, что собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату.

    Материалами дела подтверждалось, что предприниматель не имеет непосредственного технологического присоединения к сетям сетевой компании, поскольку присоединен к трансформаторной подстанции, принадлежащей на праве собственности индивидуальному предпринимателю и находящейся в аренде у общества.

    При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно указал, что в соответствии с положениями абзаца третьего пункта 4 статьи 26 Закона об электроэнергетике обязанность по надлежащему составлению акта разграничения балансовой принадлежности электрических сетей и эксплуатационной ответственности сторон и акта о технологическом присоединении лежит на владельцах объектов электросетевого хозяйства, к которым непосредственно присоединен предприниматель, — индивидуальном предпринимателе и обществе (Постановление ФАС СЗО от 23.01.2013 по делу N А56-64061/2011).

    Защита гражданских прав

    Защита гражданских прав осуществляется способами, перечисленными в статье 12 ГК РФ. а также иными способами, предусмотренными законом. В случае, когда одна сторона договора технологического присоединения (подключения) уклоняется от исполнения принятых на себя обязательств, другая сторона не лишена права обратиться в суд в соответствии с абзацем седьмым статьи 12 ГК РФ, предусматривающим защиту гражданских прав путем присуждения к исполнению обязанности в натуре.

    Заключение договора присоединения порождает обязательственные отношения между заказчиком (владельцем объекта капитального строительства) и исполнителем (сетевой организацией), что дает им право требовать друг от друга исполнения обязательств, а также защищать это право в порядке, способами и по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

    Согласно статьям 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

    Таким образом, если сетевая организация своевременно не исполняет мероприятия, необходимые для осуществления технологического присоединения, заказчик вправе обратиться в суд с указанным выше требованием. Другой вопрос, что такое решение бывает трудно исполнить, поскольку, как показывает практика, задержка в исполнении часто связана с наличием неисполненных обязательств подрядных организаций перед сетевой организацией (не проложены новые сети, не построены новые подстанции и т.д.).

    Между сетевой компанией и обществом (заявитель) заключен договор технологического присоединения к электрическим сетям в целях увеличения электропотребления заявителя.

    Договором установлен срок исполнения сетевой компанией обязательства — 24 месяца с момента внесения обществом денежных средств на ее расчетный счет.

    Заявитель обязательство по оплате услуги по технологическому присоединению исполнил в установленные договором сроки.

    Поскольку сетевая компания не исполнила обязательств по технологическому присоединению энергопринимающих устройств общества к сетям, оно обратилось в суд с иском о присуждении к исполнению обязанности технологического присоединения к электрическим сетям ответчика в пределах заявленной мощности потребления для энергоснабжения административного здания.

    Суд первой инстанции посчитал требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению.

    Апелляционная инстанция, согласившись с выводами суда о нарушении ответчиком обязательств по договору, дополнила решение указанием на срок исполнения сетевой компанией мероприятий по технологическому присоединению устройств истца к сетям ответчика (в течение одного месяца со дня вступления в законную силу решения арбитражного суда по данному делу) в соответствии с положениями части 1 статьи 174 АПК РФ.

    Кассационная инстанция не нашла оснований к отмене судебных актов.

    Судами установлено, что сетевая компания нарушила сроки исполнения обязательства по технологическому присоединению энергопринимающих устройств истца к электрическим сетям. Этот вывод ответчиком не оспаривался.

    Довод сетевой компании о том, что мероприятия по технологическому присоединению осуществляются подрядными организациями, не соблюдающими сроки окончания работ, в силу положений пункта 3 статьи 401 ГК РФ признан несостоятельным. Более того, эти обстоятельства не освобождают ее от исполнения обязательства по договору и не свидетельствуют о неисполнимости указанного обязательства и судебных актов (Постановление ФАС СЗО от 14.12.2011 по делу N А56-7187/2011).

    В заключение анализа дел, рассмотренных Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по спорам, связанным с применением законодательства о присоединении (подключении) к системам коммунальной инфраструктуры, можно сделать вывод о сложившейся судебной практике и единообразном подходе к разрешению обозначенных в данной статье вопросов.

    Серова В.К. судья Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.